Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:56 

Фанфик про пати-Медива

Медив
Хэй, Лейзи, лови! :)

Делегация из Кирин-Тора всегда означала прибытие стайки юных магов. А это, в свою очередь, сулило Хранителю несколько очень веселых дней.
В этот раз среди прибывших студентов не было ни одной девушки; возможно надутые даларанские индюки прикинули у себя там, что девушек Медив никогда не выбирал. И не то что бы они ему не нравились, очень даже наоборот, но девичья честь все же вещь требующая куда большей щепетильности, а вот от совращения пары-тройки парней на пике гормонального роста точно ни у кого не убудет. Да и забавно это.
- Не скромничай так, малыш.
Тихая фраза тонула в приглушенных звуках музыки и разжигала кровь Стража сладким развратном – ох, он любил, когда жались вот так. Вот так, как этот милый голубоглазый мальчик. После всех внутренних запретов обычно срывало голову так, что можно было только любу даться. Если ему, конечно, не отказывали, но Медиву отказывали редко.
- Ты такой милый.
В темноте коридора и не различишь румянца, но дыхание мальчика сбилось совершенно чудесным образом. И руки старшего мага скомкали его робу еще больше, задирая, собирая складками нарядную, вышитую ткань.
Медива часто обвиняли в том, что во всем своем разврате он не умел любить. Но он умел, и искренне любил каждый раз. Порой – не зная имени, зато до дрожи в сердце. Особенно, когда в руки попадал такой невинный, неограненный драгоценный камешек. Одного лишь жаль – на каждом таком камешке уже был выгравирован чей-то герб, и татуировку этого, зажатого в темный уголок коридора, он чувствовал даже сквозь одежду.
- Такой чудесный.
Губы у этого мальчика, банальность, но просто созданы для поцелуев. Рука сама поднимается, чтобы погладить, тронуть бархатную мягкость, едва сдерживаясь, но не целуя, не целуя, пока юноша не расслабился совсем, пока вторая рука старшего мага не развязала его пояс, получив молчаливое, мягкое согласие, пока губы сами не приоткрылись, выпуская теплый несдержанный выдох, и пока перед глазами не запестрело желанием прикоснуться интимнее, мягче, приятнее, раскрывая этого маленького невинного котенка для него же самого, влажным, сбивающим дыхание поцелуем, нежной неторопливой лаской пальцев, запущенных под давно распахнутую робу и жаркий покров натянутых штанов. Что может быть лучше?.. Только опустить совсем разомлевшего парня на колени, со жгучим, едва через край не плещущимся предвкушением развязывая шнурки собственных штанов.
От распахнувшихся в таком искреннем и живом смущении глаз по телу проходит такая жаркая волна, что хочется стонать. От того, как мальчик, уже даже в темноте отчетливо полыхающий румянцем, все же касается члена и мягко, пробуя, целует головку – Медив все же приглушенно стонет, опираясь о стену согнутой рукой, а юный маг берет чуть глубже, неумело совсем, но так мило-старательно, до мурашек, что Страж улыбается, горячо, неровно выдыхая в стену – славно-то как! В мире, где каждый норовит поискуснее подсунуть под тебя свою или чужую задницу, невинность почти так же сладка, как искренность. Почти… и Хранитель готов на сладкие предрассветные часы поверить, что ласковому, такому горячему мальчику не было дано никаких инструкций.
Пальцы зарываются в черные волосы, Медив нежно направляет, заставляет взять чуть глубже, немножко, слишком хочется кончить, слишком хороший сегодня день, слишком завел его этот чудесный кирин-торский подкидыш, заинтересовав с первого взгляда – даже сейчас нельзя было сдержать улыбки, воспоминая, как парень запутался в собственном плаще, явно натянутым на него наставниками для большей помпезности. Еще немножко глубже, еще, какой же горячий, мокрый, мягкий ротик… Страж может лишь предполагать, что, наверное, больно сжал чужие волосы. И совсем не раскаивается, когда мальчик судорожно дергается от неожиданности, закашливаясь и отстраняясь. До безумия бы хотелось почувствовать его нежность еще хоть пару секунд, но, Боги, он слишком требователен. И у них впереди еще целая ночь. Целая ночь, чтобы напиться лаской и отплатить милому мальчику за этот небольшой ритуал, который Медив так любит навязывать маленьким даларанским шпионам.
- Прошу тебя, птенчик, идем ко мне.
Поднятый с колен юноша и в самом деле выглядит растрепанной птичкой в сбитой, помятой робе и с растрепанными волосами. И в просьбе нет нужды, тело юноши согласно на все и сразу, открыто приникая к Стражу в ответ на объятия, но Медив любит ласку. И мягкие касания, поправляющие на мальчике штаны, лишь дразнят. Они продолжат на кровати. Когда дойдут туда на нетвердых ногах.


Стыд-то какой.
Кадгар открыл глаза в совершенно незнакомой спальне. Вернее, незнакомой в свете дня, но это было еще ужаснее.
Вроде бы, ничего такого и не случилось. Все вокруг, по мнению юного мага, словно бы вообще только этим и занимались. И мало кто (во всяком случае, в их краях) мог похвастаться тем, что занимался этим с самим Хранителем, но вот на душе все равно было немножко гадко. И только то, что сам Хранитель, вчера одаривший случайно оказавшегося на празднике мальчика относительно беспричинным вниманием, все еще спал крепким сном, хоть немного скрашивало ситуацию. Хотя пошевелиться было страшно.
Кадгару, в общем-то, понравилось. «Понравилось», если сказать совсем уж честно, до сих пор приятно дрожало где-то в ногах и животе. А как могло быть иначе в умелых-то руках и под мягким флером пары бокалов отличного вина?.. То, что скреблось на душе, он не вполне мог объяснить сам себе – не девчонка же! Ну, первый раз. Ну, стыдно немного, да и поглупить он вчера успел не мало. Но все же для прыжка выше головы и прямо в постель к самому могущественному магу – совсем неплохо. Медиву-то что, развлечение, будто он его вспомнит, только что может мордашку симпатичную отметит, как и вчера. Ну да, наградила судьба, вот только Кадгар променял бы такой подарок на что-нибудь еще, слишком уж некстати он приходился, с его-то увлечением учебой.
Мальчик сполз с кровати в потоке смятенных мыслей, осторожно утянув за собой одно из покрывал. Медив спал укутавшись, и как только было не жарко?.. Красивый, конечно, у Азерота был Страж, ничего не скажешь. И чтобы ни ворчали даларанские маги, ухлестывали за ним все же не только из-за положения. И млели в его постели совсем не только по желанию этих самых даларанских высокопоставленных магов. Вот только сплетни о Хранителе довольно быстро были вытеснены проблемой понасущнее – одежды было не видно. Совсем. Вот тут должна была бы лежать, только вместо одежды у изножья было пустое место. Ну то есть совсем – парень даже под кровать заглянул, и не нашел ничего, кроме пары склянок не совсем понятного назначения, но содержавших точно не его портки.
Одежду, значит, забрали. И как объяснить отчаянно краснеющим ушам, что здешним слугам все равно, кого они обнаруживают в постели Хранителя?.. В тайне он это все равно не сохранит, в конце концов, придется объясняться с Альтуром, подкалывавшим его весь прошлый вечер, да и Гузба наверняка поинтересуется, где пропадал сопровождающий его ученик. И как назло, именно врать Кадгар никогда не умел.
Они будут посмеиваться и хлопать его по плечу, а сам виновник будет готов провалиться сквозь землю. Кадгар на секунду прикрыл глаза, вздохнул глубоко, постарался примириться с неизбежным и осторожно приоткрыл дверь, выскальзывая в коридор алой от стыда и завернутой в покрывало тенью.

Ушел?..
Медив просыпался, конечно, поздновато. Но его пассии обычно покорно дожидались, чтобы окружить любовника лаской, а может быть и утянуть на еще один кружок приятного марафона. И сейчас Хранитель бы от этого не отказался – о, он не был из любителей выпихивать симпатяжек из своей постели, в конце концов, большинство из них и не пыталось там задержаться, как только понимало, что ни симпатичное личико, ни классный секс не способствовали желанию Стража делиться своими планами и исследованиями с кем бы то ни было. А те, кто пытались… Ну, они обычно перебарщивали.
Но сегодняшнее утро (хотя давно уже был день) выдалось спокойным на удивление. И Медив потягивался, ожидая специально приготовленный для него так поздно завтрак, пытаясь припомнить, как же звали вчерашнего мальчика. Альтур?.. Нет, это точно другой. У этого имя было какое-то совсем не магическое, без эльфийских мотивов, как камушек… Не вспомнить. Но в общем-то и ладно, может и лучше было бы забыть его или даже не узнать при новой встрече – пусть разобидится, может даже закатит скандал, или просто будет сверкать на него глазами… Иногда нужно и ограничивать себя в сладком.


В целом, начет реакции окружающих Кадгар был прав. Недооценил только значимость переспавшей с ним личности для повязанных властью магов. Потому что воспользоваться этой ситуацией к вечеру хотел уже не один только Гузба, сплетня разлетелась так быстро, что юный чародей и смутиться не успел. Подходили к нему не только маги из приглашенных, подходили даже мельком не знакомые дворяне. И в речах каждого (прямым текстом из уст кирин-торских наставников и красивыми иносказаниями из уст дворян) было лишь одно – помоги протолкнуть Стражу идейку, а мы поможем оставаться у него в постели подольше. И абсурд ситуации выбивал из мыслей любой стыд. Кадгар не был девственником, глупо переспавшим с красавцем магом. Не был распущенным парнем, позволившим себе такое после первых же бокалов вина и парочки милых фраз. Он был товаром, и все норовили его завернуть.
Официальный прием в Штормграде медленно набирал обороты к очередному вечеру, город зажигался нарядными огнями Огненного Солнцеворота, Медив то и дело мелькал то с королем, то посреди фантастических огненных фейерверков, Кадгар рассматривал, как лениво и красно поблескивает в бокале виновник его падения в собственных глазах. Вот не был бы он слегка пьян, может и не соблазнился бы на то заманчивое приглашение. Может, сердце бы так не билось от чужой силы и ощущения живого огня, с которым Хранитель играл, словно с ласковым котенком. И не пришлось бы сейчас сожалеть, что секс был столь далек от приоритетов его жизни, что вступить в игру сейчас не представлялось реальным. Даже если очень хотелось.
Нет, он просто не будет ничего делать. Не будет пытаться угодить учителям, пусть эта глупость и будет стоить ему с таким трудом завоеванного расположения пары-тройки самых обидчивых наставников. Не будет пытаться пересечься с Медивом снова. Тот огонь, с которым он обращался с такой притягательной игривостью, для Кадгара определенно был чуждой и опасной стихией. И уж конечно он не будет с ним больше спать.
Ну, может быть, последний раз. Еще один маленький разочек. Потому что данных себе обещаний не вспомнить, когда великий маг ловит его в одном из пустых коридоров перед рассветом. Потому что веет от него такой теплой и необъятной силой, что внутри что-то сладко плавится, стекая по мышцам под бессмысленный, ласковый шепот глубокого голоса. Потому что Кадгар никто, чтобы отказывать Стражу, и голова кружится, как не хочется этого делать.


Как он мог поставить мальчика на колени, едва зажав его в укромный уголок?.. Что стало с прошлой обходительностью? Что же сделал с ним Даларан, так незаметно и исподволь?
Медив едва не мурлыкал, поглаживая оттраханного только что мальчика. Как же сладка была нежность, замешанная на ответной чувствительности. Как же трогательно Кадгар вздрагивал, стоило сжать свободной рукой загривок, придерживая его под голову и открывая шею, как же мило вздрагивали его ноги от неожиданности, но сводить их было нельзя. Просто нельзя. И как же восхитительно он слушался… Впрочем, теперь-то Хранитель знал, как его зовут.
- Ты знаешь значение своего имени, Кадгар?..
Восхитительно наблюдать, как взгляд слегка светящихся от наполняющей комнату магии глаз пытается поймать в фокус чужие зрачки. И приходится повторить вопрос, поглаживая по щеке и приподнятой ноге. И только тогда мальчик мотает головой – отлично, просто отлично.
- Твое имя значит «Верный».
И снова румянец. И вид такой, словно парня погладили где-то изнутри, и поглубже, чем в заднице. И Медив гладит приоткрывшиеся губы, наслаждаясь тем, как мысли мальчика смешиваются с вложенный в его голову идеей. Смешиваются в ощутимый на уровне магии трогательный коктейль эмоций.
- Не бойся. Я никому не скажу, что ты изменяешь Даларану.
И что, что все уже знают?.. Вот только мальчик вздрагивает, впиваясь в старшего мага неожиданно-отчаянный взглядом.
- Я… Я не хочу изменять.
Новость так новость.
- То есть, - мальчик, растрепанный и голый, отчаянно попытался объясниться, - то есть я хочу… Но не вам. Не хочу изменять вам. Хочу изменять с вами. Или не хочу изменять совсем… Если с вами.
Медив не очень-то пытается разобрать поток взволнованной путаницы. Во всяком случае, пока мальчик не уложит ее в собственной голове. Но мальчик разочаровывается в своем умении объяснять раньше этого, все же нарушая запрет закрываться и сворачиваясь на кровати, натянув на голову подушку.
- А-а… Забудьте. Вы же знаете сами.
Страж знал лишь то, что на руке мальчика мерцал кирин-торский глаз. И что семнадцать лет – не лучшее время бросать учебу. И что на все это ему уже почти что плевать с высокой башни. Благо, такая имелась.


Горячее дыхание, касающееся волос, пальцы скользящие по коже, все еще такое живое, жгущее немного ощущение влажного от смазки члена в заднице – Кадгар чувствовал себя законченным, последним извращенцем. Но как же было хо-ро-шо! До встающих дыбом волосков на загривке, на котором остались отпечатки зубов Стража. И даже совсем скорый отъезд не тревожит мысли – ох, да Кадгар просто умрет раньше, если так все и будет продолжаться. Верный… Медив сказал, что он верный… Его сердце вовсе на такое не способно, и разобьется так же скоро, как пингвин, полетевший за соколом. Или уже разбилось – наболтал здесь с три короба, как девчонка.
- Снова сбегаешь?
Улыбающийся голос и самого парня улыбаться заставляет. Улыбаться и собирать свои вещи, наспех натягивая на голую задницу штаны.
- А мне, бедному, ищи тебя потом по закоулкам?
И что ответить?.. Кадгар позволяет себе только влюбленный, мечтательный взгляд, прежде чем рубашка, накинутая на руки, скрывает под собой и взлохмаченную черноволосую голову тоже. Было бы здорово, если бы Медив нашел его снова. Еще разок. Было бы здорово, если бы ничто более важное его от этого не отвлекло. Было бы здорово изменить замшелым магам.
- Ты ведь улетишь обратно к себе в Даларан, совенок.
Голос великого мага даже интонации меняет неповторимо – Медив даже в этом легок, как огонь, словно на его плечах не лежит неподъемной ноши силы и власти. И сейчас до конца не понятно – спрашивает ли он, утверждает, или объясняет что-то своей незадачливой пассии?.. Потому Кадгар лишь с легкой улыбкой кивнул, присаживаясь на край роскошной кровати.
Вот так вот оно значит бывает. Совсем как в книгах. Встретишь такой вот ураган на своем пути, и хоть жизнь под откос пустить. Жил себе, читал книги, изучал магию, ну, страдал себе потихоньку изредка, как всем полагается… А теперь – только бы любить, да делать ему хорошо, пусть даже так, как можется, совсем немного. Понесет ли его в разгул в Городе Башен та безумная стихия, что поселилась в сердце с легкой, умелой руки?.. С некоторыми из учителей он уже успел поругаться, со сколькими еще предстоит? Мягкий, удивительно мягкий поцелуй смывает все мысли, тихонько копошащиеся под черепной коробкой. И заставляет подняться и выскользнуть из комнаты поскорее, пускаясь в легкий бег по замечательно длинным коридорам дворца, пока не накрыло совсем. Совсем… Совсем как в книгах.


Кадгар всегда знал, что в книгах все заканчивается не так, как в жизни. Эксперимент порой нужно поставить десятки раз, прежде чем результат совпадет с книжным. То же самое касалось и сказок. И его собственная сказка не разочаровала финалом. Медив вернулся в Каражан даже чуть раньше, чем из Штормграда стали отбывать делегации других королевств. Страж и без того задержался на празднике, но говорили, что он и здесь, на самом деле, работал с королевским советом над каким-то важным, важным проектом. Совершенно секретным. Так и не вызнанным сердито поглядывающими на Кадгара магами. Да уж, он потратил шанс заарканить Стража впустую. Не быть ему частью великих даларанских интриг. А такими темпами и значимой персоной Города Башен – тоже. Но с недавних пор магический мир перестал замыкаться на одних фиалковых шпилях, а его имя не зря означало верность и доверие, как недавно поведал ему Медив.
И путь домой был частью совсем другой жизни. И Даларан казался пыльным и не таким уж фиалковым после искорок живой арканы, вившихся вокруг Стража на празднике. И книги не манили так, как раньше, но это можно было исправить. Куда деваться? Кадгар попал из сказки обратно в привычный мир, и нужно было лишь смириться.
И он смирялся. Иногда беспомощно всхлипывая в подушку. Ругался с учителями, внезапно растерявшими часть своего былого авторитета. Окапывался в библиотеке. Вспоминал сладкое, ласковое «малыш» прямо посреди лекций и благодарил богов, если штаны были поплотнее. До тех самых пор, пока повторенное сотню раз в мыслях едва не заставило подскочить в испуге.
- Малыш!
Только Медив мог без оглядки позволить себе выкрикнуть такое в городе сплетен. Ну или галлюцинация Медива, но Кадгар был согласен вот так сойти с ума.
- Ты вообще представляешь, через что мне пришлось пройти, чтобы выбить вот это?..
В руки Кадгара легло письмо с малиновой печатью, но какое там письмо, когда сердце бьется где-то у горла в глупой, наивной надежде?..
- Собирайся. Больше не сбежишь.
И остается только завороженно кивнуть и последовать за Стражем, едва поспевая, мимо неприлично оглядывающихся магов. И обратно, потому что комната вообще-то в другой стороне. С настолько довольно улыбающимся Медивом, что как день ясно - будь у него повод – прошелся бы там еще раз, чтобы ошалевшие маги свернули себе шеи окончательно.


URL
Комментарии
2017-07-15 в 19:18 

LazyRay
Заслуженная няня
Медив, ага, вот какими фанфиками нынче расплачиваются за рес! ))
А этот пати-Хранитель тот ещё растлитель юных Кирин-Торских ребят!

2017-07-15 в 19:55 

Медив
LazyRay,
Ему даже благочестивую деву прислали, что ты!
За рес наару))

URL
2017-07-16 в 10:50 

LazyRay
Заслуженная няня
Медив, явно не из Даларана деву прислали, учитывая их нравы :laugh:

   

Башня над смайликом

главная