Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:18 

Спасибо за вдохновение, Лейзи!

Медив
Совсем невинный драбблик вам.

- А я же… - седой архимаг замялся, всматриваясь своими спокойными голубыми глазами в неспокойное небо, но все же набрал еще немного воздуха в грудь, - Я же был в тебя влюблен. Тогда, давно!
И голос мужчины неоправданно случаем поднялся на последней фразе, словно пытаясь смести смущение предыдущей, но весь пассаж был слишком нелеп.
- Ха!..
Медив не помнил, когда позволял себе над чем-нибудь так откровенно насмехнуться, не скрывая улыбки и иронии. Но какова шутка! Влюблен! Среди придворных магов и даларанских красоток, в него?.. Альтур тот же, с которым они так "тайно" встречались в те давние времена, еще можно понять, раз уж Кадгара тянет на мальчиков, но он?.. Антонидаса, этого старого извращенца, не хватило что-ли? Искренний внутренний смех, прорвавшийся наружу короткими смешками, скончался под серьезным и слегка недоуменным взглядом чужих глаз так же быстро как и вспыхнул. Сколлапсировал, оставив после себя тянущую и неприятную пустоту. Правда, что ли?
- Дурак ты, Кадгар. Взрослый уже вроде, а дурак.
Голос вдруг сел и стал серым, и можно было бы не огрызаться, но не молча же уходить?.. В том, что уходить уже давно пора теперь Медив не сомневался. Додумывал уже чуть поодаль, куда отнес скачок, сосредотачиваясь для еще одного и собирая в голове руны телепорта. А вроде так хорошо сидели.

И в этом ведь весь Кадгар. Ляпнул ведь просто так. А словно осиное гнездо разворошил. Хороший новый глава Совета. Одаренный. Просто так… Птичьи крики раздражали (и когда только успели вернуться?), магия подергивалась короткими всполохами вместе с натянутыми струнами нервов, и оставалось только выплескивать энергию на ни в чем не повинные камни, сдвигая, вправляя, выравнивая древней башне косточки, до испарины и блаженной бездумной усталости. Ничего. Мамочка Эгвинн смогла, и он сможет. Пусть без посоха, того самого, что сейчас с легкой руки Кадгара таскал какой-то заносчивый недоучка, да и без сил уже прежних, но чинить – не строить.
И системы охранные стоило бы перелопатить. Ключи заменить. Шастает ведь, как к себе домой. И как так сумел просмотреть дыру в каменных стенах?.. Ничего-ничего…
Мороуз рядом не замечает ничего, словно шоры дурацкие работают, и Медив хотел бы иметь такую же силу воли. Но голубоглазый призрак идет по лестнице впереди и улыбается, оборачиваясь на вполне материальных спутников. Вот поэтому-то он и не возвращался.
Кадгар, говорят, убил здесь еще и его эхо, и огромный, красивый когда-то, но раскуроченный и опаленный теперь витраж зияет в башне открытой раной, а вот Медив, пожалуй, не смог бы так. Медив уже ни в чем не уверен. Только в своих знаниях, конечно, особенно когда непрошенный гость, вздыхая, вынужден ждать под запертой дверью, осторожно ощупывая своей магией увитые аккуратными гранями новых сигилов засовы.

- Что тебе Кадгар? Моя башня, не пущу я больше твоих героев.
Медив не в настроении разговаривать. И выслушивать глупости о прошлом не в настроении. Скажите спасибо, попросил Мороуза открыть тяжелую дверь.
- Да я…
Вздыхает снова, посмотрите, и взгляд долу, но будто здесь кто-то не знает этих уловок.
- Я знаю, твоя библиотека, я просто думал тогда…
Голубой и грустный взгляд ищет что-то на стене, но нужных оправданий видимо не находит, и архимаг отказывается от них совсем, да и слава Свету.
- Помощь нужна. Не знаю где еще искать, если не у тебя. Талисра говорит, должны быть книги и чертежи, и если уж они где-то и затерялись… То явно же здесь. Эгвинн…
Пророк лишь трет переносицу и взмахивает рукой. Глупо было надеяться на спокойствие, имея рядом столь необъятный источник древних знаний и тайн. Что уж тут – и так все артефакты разворовали, Кадгар хоть через главный вход пришел и честно. И, слава Магии, не к Медиву лично. Книги… Хотелось бы сжечь их или бросить все на улице, на радость дежурящим магам. Убили бы еще разок и снова назвали бы одержимым. Подумаешь.
- Чтобы к вечеру тебя здесь не было.
Кадгар открывает было рот, но в итоге лишь хмуро провожает укрытую темным плащом спину.

«Прости меня!»
Подрагивающие магией буквы под аккуратным списком взятых из библиотеки материалов говорят лишь то, вот что складываются символы и ни граммом больше. Кадгар поосторожничал, подчищая свои отпечатки, но от прикосновения к пергаменту все равно неуловимо веяло тем грустным щенячьим взглядом, способным взломать каражанские замки и без проблем увести из библиотеки парочку ценных книг.
За что его простить?.. За то, что навел в башне свои порядки? Так Медив смирился еще в прошлой жизни, когда его деятельный ученик только что ремонт не начал. Или начал, но не там, где обычно ходил его угрюмый учитель. Или простить за то, что так искусно поднял в душе давно улегшийся ураган?.. Что же, главе Совета полагается уметь такое. И пусть Пророк запальчиво позволял себе называть его дураком, внутри все же было тихое понимание – Кадгар вырос, и давно уже не дурак, да и не был никогда, что уж тут. Вырос, возмужал, через столькое прошел, что иным и десятая часть не снилась. И именно это твердое понимание жгло внутри, как вонзившийся в грудь раскаленный прут.
С ним было уже такое, когда после того, как в твоих руках лежал весь мир, приходилось быть лишь беспомощным посыльным горькой правды. Он пересилил себя. Он поступит правильно и в этот раз.

- Я принес еще книг. В благодарность. Тут новые, и вот еще парочка раритетов, но это лично от меня, Кирин-Тор узнает, что я с ними не поделился – голову снимет.
Медив так и не решил, прощать ли бывшего ученика и за что, но новые книги вместе с возвращенными в срок старыми смягчали обстановку. Да и Кадгар, разложивший книги на библиотечном столе, уже не смотрел грустными глазами, за ум взялся. Так уже и жить было можно. А с визитом в башню старого друга – еще и неплохо.
- Я еще заскочу, если ты не против, как что-нибудь интересное найду. И еще…
- Какие люди! Вот если бы он к нам в оплот так ценности таскал, вот была бы жизнь, Медив!
Гарона, чудесная в своей непосредственности, была глотком свежего воздуха как и тридцать лет назад, но только посмотрите, как посерели радужки верховного мага! Даже седые волосы приподнялись, словно иголочками, на появление гостьи – неужели ему так странно было удивиться чьему-то присутствию?.. Неужели он не успел в Даларане привыкнуть к ее таланту скрываться? Хотя, захаживал он к разбойниками видимо не часто, а у полуорчихи были дела и поважнее подкалывания старых магов.
- Гарона.
Кадгар только кивнул вежливо, откопал в поясной сумке еще какой-то листочек, проверил по нему список книг, не поднимая так и не загоревшихся обратно глаз, заложил бумажку под обложку верхней в стопке книги, пытаясь куда-то деть руки, и развернулся к Медиву ровно.
- Не буду мешать. До встречи, Пророк.
Новый кивок, разворот, и хозяин Каражана на секунду чувствует себя зрителем разворачивающегося без него спектакля. И чувствует… теплоту?..
- Вот ведь дурень.
Голос Гароны смеется приятной грубостью вслед ушедшему верховному магу, и Медив с ней согласен, как и обычно. Принесенные книги веют незнакомым, и древний томик сам ложится в руку, успокаивая прикосновением сохраняющих его чар.
- Ты же не знаешь еще, что он тут без тебя творил.
Разбойница, усевшаяся на край стола, вдруг стала даже интереснее слегка посеревших страниц. Чародей вообще давно отмечал в себе охлаждение былой страсти к знаниям – он побывал в таких местах и видел такое, что все научные труды становились не более чем увлекательным времяпрепровождением. Но узнать что-то о жизни Кадгара?.. Стыдно, Страж, стыдно. И все же тянет.
- Ходили слухи, что у нас с тобой есть сын.
Медив мог только улыбнуться в ответ. Странно, что ему приписывался всего один отпрыск.
- Кадгар чего только не сделал, чтобы доказать, что его нет. Из своего Запределья выбрался. Даже посох твой откопал и с собой таскает, а то говорили, ты его сыну передал.
- Но-но, Атиеш – великий посох, а не средство что-то там доказать.
- Ну, это одна из версий, - тон женщины был невозмутим, - а по другой – твой ученик пытал на Дреноре мою копию без всяких на то причин. Я его, знаешь, даже стороной обходила какое-то время.
Маг посмотрел прямо в голубые, дренейские глаза и слегка прищурился, раздумывая, не будет ли давняя подруга шутить. Не мог же Кадгар действовать настолько импульсивно? Все воспоминания о нем говорили, что в общем-то мог. Не мог же тогда сам Медив быть настолько слеп?.. Так привык к манипуляциям, что не отличил искренность?

Он улетел, как только смог найти причину, успокоившую гордость. Успокоить ее было не так уж сложно, бедную, уставшую гордость – отправиться в Даларан чтобы лично передать Совету найденную и чрезвычайно полезную книгу с описанием возможного усиления артефакта – таким бредом можно было только совсем мертвую гордость успокоить. Но Медив боролся сколько мог.
Книга была передана. Модере, единственной, заслуживающей доверия после главы. Который, совершенно точно на зло, пропадал где-то на Расколотом Берегу. Искать его уже не было причин. И ворон, еще какое-то время посидевший на краешке городского обрыва и так и не почувствовавший и отголосков знакомой магии, отправился домой.
Кадгар сидел прямо под дверью, лениво препираясь с Мороузом, явно наслаждающимся возможностью не пускать наглеца внутрь. Ну, насколько он вообще мог наслаждаться чем-то, старый хорек. Медив опустился перед ним и обернулся магом как только удалось убрать с перьев легкий флер ауры Парящего Города. Не хватало еще…
- Медив!..
- Прохлаждаешься? А еще Верховный Маг.
Медив зря летал в Даларан. Медив заслужил право немного отыграться. Кадгар даже внимания не обратил, словно только к этому и готовился.
- Я вот тебе принес.
Не за очередными книгами и не за помощью даже пришел?.. В протянутом мешочке монетки. Переливающиеся радужными искорками и неуловимым ощущением, что кто-то скинул их в запале с края Города Башен, а потом раскаянно очищал от грязи, отысканные на берегу.
- И что это?
- Любопытные монетки. Просто.
Судя по голосу, Кадгара не смутило бы, даже выкинь их Медив прямо сейчас. Настолько, что хотелось попробовать на прочность его невозмутимость. Но ведь просто монетки, пусть яркие, что он хотел?.. Принес ему свое блестящее воронье счастье.
- Я не нашел ничего другого.
Не нашел. Или просто не смог забрать у Кирин-тора ни одного артефакта. Потому что каждый из них будет положен на алтарь войны, и каждый значит для Кадгара чью-то жизнь. Но ведь не только артефакты спасают жизни.
- Пойдем, Кадгар, найдем чем тебя покормить.
- Да я…
- Не хочешь есть?
Смятение в голубых глазах мелькнуло лишь на секунду.
- Хочу.
Жизни спасает еще душевная сила лидеров. И их спокойствие. И помощь давних друзей. И возможность вернуться домой хоть иногда. И щекотное, жгучее чувство, когда ты доверяешь человеку всего себя, откровениями или безмолвным прикосновением губ.
- Пойдем.
С голосом творится что-то странное, но у Кадгара он, кажется, вовсе пропал, и верховный маг просто кивает, не сразу соглашаясь убрать руки с чужих боков. Но не на улице же привечать гостя?..
Мороуз открывает дверь лишь перед самым носом хозяина. И хмуро посматривает на совершенно незваного гостя. Мороуз, который после смерти стал еще сварливее. Но которого по-прежнему не особо и спрашивали.

@темы: Драббл, Кадгар, Медив

URL
Комментарии
2017-07-01 в 21:10 

LazyRay
Заслуженная няня
Ну, я тебе уже лично сказала всё самое интересное, а здесь просто ещё раз поблагодарю за такой подарок (ещё! ещё, Медив, ещё!). Такой смешной, милый, трогательный фанфик!

   

Башня над смайликом

главная