21:18 

И еще кусочек.

Медив
Внезапно я очень сильно застрял на безумстве Медива. Писал так долго и мучительно, словно сам все это переживал. Совершенно ен могу оценить объективно, что получилось в итоге, так что было бы интересно послушать мнение со стороны.

Продолжение этого.


***
Как вывести юного, в меру впечатлительного, ужасно жадного до знаний мага из равновесия? Вполне достаточно совершенно внезапно исполнить одно из его страстных желаний, а после отнять, вычеркнуть все что было, беспричинно, необъяснимо и безжалостно.
Кадгар страдал. Даже в прошлый раз, когда его едва ли не изнасиловали, чувствовалось это как-то по-другому. Тот раз заставлял грустить, но там все было ясно, а этот… Молодой чародей изнывал он непонимания.
Медив слово нашел единственно верный способ довести ученика почти до отчаяния. Пусть на короткий промежуток времени, потому что Кадгар никогда не страдал долго, но зато очень качественно. Парень положил голову на небольшой стол в своей комнатушке, разрываясь от противоречивых желаний. Что он мог сделать, чтобы прояснить ситуацию, и не угробить свой шанс на… шанс?
Все ведь было так прекрасно. Как ни с кем раньше. Медив был так поглощен страстью, той самой, что изначально зажгла в его ученике эту почти болезненную привязанность, осветила его внезапную влюбленность в этого непредсказуемого, как ураган, мага. И страсть эта была направлена на Кадгара. Была вызвана им, его собственными чувствами, наперекор желанию и воле Стража. Чувствовать и осознавать это было так восхитительно, так волшебно, что парень буквально потерял голову - он и не думал раньше, что это может быть вовсе не преувеличением. Не думал, что легкая боль может так пьянить, что его учитель может Так выглядеть, и что тот вообще может поддаться на этот безумный порыв со стороны своего ученика. Это было настолько сказочно, что, конечно же, не могло быть правдой. Теплое возбуждение, даже подстегиваемое влюбленностью и юношеской вспыльчивостью, не могло затмить холодное, липкое воспоминание того, чем все завершилось.
Кадгар тихо, горестно застонал, морщась от отчаяния. Он мог кое-как мириться с тем, что многое в этом мире непознаваемо, или познаваемо с огромным трудом. Но люди никогда не были для него проблемой! Он видел насквозь всех своих прошлых учителей, видел друзей, даже Лотаром мог слегка манипулировать уже после беглого знакомства. Ему всегда казалось, что в людских мотивах для него нет секретов, поэтому излишне пытливый ум выискивал их в старых фолиантах, утоляя свой голод и порождая новый. Но то, как вел себя Медив… Он ведь не был по-настоящему безумным, как про него говорили. Этого просто не могло быть. Этот живой, ясный взгляд, когда он над чем-либо работал, не был взглядом безумца. Он был эксцентричен, вспыльчив, порой заносчив, но так же он был вдумчив, логичен и справедлив. Возможно, в чем-то ему слегка не хватало человечности, в чем-то - доброты и желания идти на контакт, но Кадгар знал как минимум нескольких магов в Кирин-Торе, которые гораздо больше заслуживали бы эпитета “безумные”. Голова понемногу начинала раскалываться. Что же могло послужить причиной? Все было фантастично. Парень это видел, чувствовал, и вполне доверял своим чувствам. Медив был поглощен не меньше его. То, как он выгнал его, то, как он выглядел, его тон… Это был страх, но совсем не такой, как от внезапного осознания, что только что трахнул на собственном столе своего же ученика. Юный чародей кусал губу, раздумывая о том, что именно ему все же придется сделать для разгадки этой головоломки по имени “Хранитель тайн”. Но чего делать не хотелось совершенно…

- Он трахнул тебя?!
- Да!
Кадгар, изображающий крайнюю степень страдания, вновь прижался головой к столу, на этот раз еще и скорбно закрыв ее сверху руками, словно пытаясь спрятаться от всего мира, а в особенности - от грозно нависшего сверху Лотара, который отреагировал именно так, как парень и предполагал. Как заботливый отец.
- Он тебя принуждал?!
- Нет!!
- Да как вообще такое возможно-то?!
- Вот так вот!
- Ты говоришь, что все было ужасно!
- Ну, первый раз…
- О, Свет!!
Паладин, скорбно закрыв лицо ладонями, сделал по комнате несколько размашистых шагов.
- Как же вообще все случилось, если он не принуждал?!
- Ну…
- Этот старый извращенец тебя соблазнил?!
- Нет!
- Да как же тогда?!
- Я его соблазнил! Я!
Повисшая тишина и внезапный грохот заставили Кадгара все же оторвать голову от стола, опасаясь худшего. Но Лотар всего лишь приземлился на стул, пораженно уставившись в потолок. Так он и сидел наверное, с минуту.
- Ты же хороший мальчик, Кадгар.
Тихий голос Командующего был полон какой-то странной смеси тоски, удивления и шока. Хороший мальчик, покусав себя за внутреннюю часть губы, и прикинув, как бы потактичнее ответить чересчур уж шокированному воину, тихонько вздохнул и все же решился:
- А ваш друг - просто отличный мужчина.
Лотар поднял запрокинутую голову и все же посмотрел на него все еще шокировано расширенными глазами. Кадгар намеренно напомнил ему о дружбе, спрятавшись за этим словом, как за щитом.
- Так… - паладин, тяжко вздохнув, оперся руками о свои колени, посмотрев теперь уже вниз, прежде чем вскинуть на собеседника уже куда более осмысленный взгляд, - значит, ты влюбился.
Дождавшись смущенного кивка, он продолжил:
- Уже легче. А Медив?
- Вот тут и начинаются сложности… - Кадгар снова взволнованно укусил губу, сводя брови, - я… я не знаю. Я обычно знаю, а теперь нет. Обычно, с другими, я знаю… Знал. А с Медивом совсем нет. Вернее, мне кажется…
Короткий жест воина остановил словесный поток, а его взгляд без слов попросил сформулировать удобоваримый запрос.
- Я… - молодой маг коротко вздохнул, пытаясь сформулировать мечущееся в голове чувство, - первый раз все было понятно. Я ему как кость в горле был, со своими чувствами. Но второй раз… Ему…
Кадгар почувствовал, что заливается краской. Все же открывать сокровенное было совсем не просто. Раньше ему и не приходилось говорить на столь сильно трогающие за душу темы.
Он готов был обсудить в красках их первый раз, но второй… С ним все было по-другому. Он трогал душу, и не только его - Медива, и это было их личное, на двоих, переживание. Которое, возможно, и не повторится никогда.
- Ему нравилось. Точно. В смысле… Очень.
- То есть он тоже влюбился, наблюдая твои жалобные голубые глазки?
Лотар, конечно же, не был к нему милостив. Да и с чего? Кадгар даже обиделся было, но воин, в принципе, грубо сформулировал именно то, что и сам парень подумал бы, если бы не тот инцидент.
- Ну, возможно. Я надеюсь. Хочу надеяться. Но он выгнал меня, - маг жалобно свел брови, в упор посмотрев на паладина и, наконец, имея возможность высказаться о том, что заставило его примчаться в Штормград под каким-то немыслимым предлогом, - Он выгнал меня сразу после того, как мы закончили. Но не это самое главное, я же понимаю, что бывает так, когда выгоняют. Он выглядел просто ужасно. Совсем не так, как мог бы… Совсем ужасно.
Юноша снова стал сбиваться и замолчал уже сам, усиленно складывая из обрывков фразу.
- Он выглядел, будто одновременно увидел призрака и конец света. Или вашу с королем смерть. Или свою.
Голубые глаза Лотара, сперва скептически прищурившиеся, оценив глубину переживания, плескавшегося в глазах собеседника, все же стали серьезны. Воин, вздохнув и явно приняв на веру то, что реакция друга была и в правду такой необычной, что мальчик даже примчался к нему посоветоваться, задумчиво отвел взгляд, молчанием заставляя парня напротив нервно поерзать на скамье.
- Медив, помнится, увлекался предсказанием.
Кадгар, широко раскрыв глаза, закивал, но через секунду, нахмурившись, помотал головой из стороны в сторону:
- Для этого надо сосредотачиваться. И вообще это совсем-совсем не просто.
Лотар пожал плечами и развел руки в стороны, а его собеседник задумчиво уткнулся взглядом в стол. Это было уже что-то. Сам он об этом не подумал, но увлечение учителя делало этот вариант чуть-чуть более правдоподобным. Теперь, по крайне мере, у него появилась пусть и невероятная, но логично все объясняющая версия.
- Думаю, если все было так, как ты говоришь - ему и вправду разве что привидеться что-то могло.
Кадгар, вдруг сбитый с линии вялотекущих, зашедших в тупик размышлений, вновь поднял на воина заинтересованный взгляд.
- А вы думаете, так может быть?.. - прочитав непонимание в чужих глазах, он, вновь смутившись и отведя глаза, все же уточнил, - То, что Медив и правда мог в меня влюбиться. В ответ.
“Из-за грустных глаз. Из-за перьев. Из-за того, что я так глупо-глупо в него влюбился. Сильно-сильно” - парень вовремя закрыл рот, проглатывая слова.
- Почему нет, - седовласый мужчина пожал плечом, задумавшись и вновь нахмурившись от недавних переживаний, - как он там совсем с ума-то от одиночества не сошел. Я бы легко поверил, что это он на тебя запал, потому и в учениках оставил. И что он тебя соблазнил.
- Хорошего же вы мнения о друге!
Кадгар попытался отшутиться, потому что надо же было как-то оправдать глупую улыбку, растянувшую губы? Которую было совершенно невозможно держать в себе.
- Уж такого, какого есть, - Лотар вздохнул, опирая руками на стол, - Мед всегда был слегка странным. Но… Я за него рад.
“Мед” - юноша укусил себя за кончик языка от желания попробовать такой вариант имени его учителя на вкус. Андуин бы не рассердился, усмехнулся бы только, наверное, но за одни разом следует второй, за ним третий, а там можно и при Медиве случайно проболтаться. Прикушенный язык так не вовремя напомнил о случившемся поцелуе, и юношу пронзило возбуждением, заливая скулы краской. Страж вообще любил кусаться. Очень любил, судя по всему. Только бы Лотар списал румянец на смущение от его слов!..
- Надеюсь, ты выяснишь, что там у него не так, парень. И вы с ним будете счастливы, - Командующий отхлебнул пива из кружки, что стояла на столе, но была по понятным причинам совершенно обделена вниманием все это время, - За двух счастливых книжных червей-извращенцев!
Кадгар едва не прыснул, но только потер пальцами нос, задерживая руку у лица на несколько лишних секунд, все еще улыбаясь. Внутри бушевала совершенно запретная радость. Но теперь она опиралась не только на его собственные ощущения и догадки. Лотар разделил с ним все его опасения поровну, а все надежды - удвоил, если не больше.
- Так, ну что, у меня для тебя и кое-что по делу есть, - тон воина снова изменился, став куда более серьезным, - помнится, в прошлый раз ты все выпытывал меня про орков? Есть новости. Может помогут твоему исследованию, а ты им потом Медива обрадуешь…
Глаза Кадгара загорелись от интереса, и он буквально впился в друга своего учителя взглядом, ожидая подробностей. В конце концов, это поможет ему хотя бы на время отвлечься от сводящих с ума мыслях о Страже…


***
“Не бойся так уж сильно. Он будет лишь гарантом.”
Голос, уже совершенно не скрываясь, рокотал внутри, переливаясь силой и самоуверенностью. Медив не отвечал. Он старался не думать вовсе, в прострации снова и снова пробегая невидящими глазами по строкам, записанным собственной рукой. Его исследование… Наверное, одно из немногого, что было сделано действительно им. Демону внутри это было неинтересно.
Наверное, ему было пора уже сойти с ума. Погрузиться в блаженную, беспамятную истерию и отпустить себя, отдаться искушающему демону полностью. Но в его короткой жизни было слишком много шокирующих событий, которые, к несчастью, его закалили, истребив надежды на лучшее. Так что знание, что он всегда был лишь марионеткой, пусть даже вместо управляющих нитей была извращенная логика, не вызвала достаточной бури эмоций. Внутри лишь стало пусто. Принять то, что было скрыто всю его жизнь, оказалось пугающе просто.
Медив отчаянно хватался за осколки своего “Я”, пытаясь отыскать в них действительно свое, бережно и меланхолично собирая кусочки у своего сердца, пытаясь сосредоточиться на этом нехитром занятии, пока сил не хватит на что-то более осмысленное. Что-то, что будет прочитано злом внутри него, словно открытая книга. Но сейчас маг даже не мог сказать, был ли злым он сам. Хотел ли он того, что делал?.. Как можно было ненавидеть мир, даже не общаясь с ним, запершись в своей одинокой башне? Но все было уже сделано.
“Я не дам тебе покончить с собой. Ты еще нужен мне. Хранитель всегда будет мне нужен.”
Чародей почти не обращал внимания на комментарии демона, отмахиваясь от образов, всплывавших в голове. Как он читал его размышления? Впитывал эмоции, или ловил мысли? Видел ли образы? Можно ли было что-то скрыть?
“Не надейся, Медив.”
Кадгар. Милый мальчик. Конечно же Страж отпустил его в Штормград, надеясь, что парень вновь блеснет сообразительностью и не вернется. Сердце отчаянно закололо при мыслях о нем, заставив закрыть глаза под горько сведенными бровями.
“Будешь хорошо себя вести и он не пострадает. Я позволю тебе любить его.”
Чем он заслужил? Бедный, неудачливый малыш. Приманка для раненого сердца Хранителя. Галчонок с голубыми глазами, так доверчиво поселившийся в одинокой клетке ворона.
Где-то там, за стеной острых пиков боли и переживания, мимолетно мелькнул образ, дарящий измученному сознанию призрачное спокойствие. Медив притушил его, не смея даже надеяться, что он остался незамеченным, но комментариев не последовало. Что ж. Даже если это была игра, он сыграет ее до конца.

- Кадгар.
Парень, пораженно распахнувший и без того больше глаза, смотрел на только что мимолетно поцеловавшего его учителя со смесью счастья и недоверия. Невозможно было сдержаться. И так легко - просто отдаться течению, не ища больше в себе опор, которых никогда не было.
- Учитель? Пожалуйста...
Ресницы у мальчика дрогнули, когда он беспомощно заглянул в глаза старшего мага, еще державшего свое спокойствие чем-то несуществующим.
“Он забавный. Наслаждайся, Медив.”
По мыслям прокатилось ощущение смеха, оставив мага в пустоте. Но насколько сильно Саргерас отвернулся от него?.. Понять, что за демон управлял им, было не сложно. Вариантов было не много.
Вернувшийся из Штормграда Кадгар буквально светился, хотя и старался не поднимать взгляда и, помогая учителю, быть тише мышки. Но старший маг чувствовал дрожь его магии, видел, что голубые глаза, почти не смотрящие на него, все же сияют, так необъяснимо и так волнительно. Если только он был прав… Маг не собирался обдумывать своих планов, оставляя их на уровне совершенно невнятных и спонтанных образов. И для этого ему нужно было расслабиться и просто отдаться череде тех событий, что радовали его внутреннего демона. Да и собственную радость, пусть и пронизанную колкой болью разорванного преставления о мире и себе, изображать не приходилось. Ни о чем не думать было легче легкого.
Кадгар, прижатый к стенке в одном из бесконечных коридоров, баюкал теплом. Притуплял боль. Смывал страх.
Медив без оглядки искал в нем энергию жить дальше, и мальчик словно готов был отдать ему всю свою жизненную силу. Демон внутри смеялся и обещал, Страж, отгородившись, дарил своему ученику те крупицы себя, что удалось собрать, оберегая от остального. Столь мало... Но Кадгару хватало.
Они почти забросили дела. На время. Каражан, если мог бы, ворчал каждой старой ставней, недовольный тем, что происходило в его столь солидных, столь древних стенах, наполненных тьмой и силой, никак не созданных, чтобы слышать столь интимное, столь трепетное, наполненное жизнью в ее ярчайшей форме. Снова и снова. В библиотеке, старом, пустующем зале, обсерватории, спальне Медива. Юный ученик Стража пылал и плавился, а Медив, наполненный густо замешенным на боли наслаждением, раз за разом пользовался его огнем, надеясь утонуть, не вынырнуть больше, потеряться в чужих чувствах, раствориться в доверии и не существовать, просто не существовать больше.
Кадгар был близок к блаженству. Медив стоял на краю безумства. Саргерас довольно улыбался внутри. Каражан перебирал свои видения.
Ученик Стража пытался что-то изучать. Выхватывал письма из пальцев Мороуза, едва не подпрыгивая и воодушевленно убегая в библиотеку. Хранитель все еще следил за звездами и данные ровными столбиками наполняли строку за строкой, но мысли его были далеки от интереса. Мысли его вели бесконечный разговор с демоном, словно пытаясь его заболтать. Отвлечь от главного, о котором и сам не мог думать. Защитить то единственное, что он мог.
Маг старался побольше думать о желании спасти ученика. И поменьше о том, зачем ему это было нужно. Крохи правды и искренности, что он мог дать мальчику, превращались в пыль и иллюзии, точно так же, как и его собственная душа, но что он мог сделать?..
Кадгар чувствовал что-то, как он мог не чувствовать. Заботливо гладил. Не спрашивал больше, после того, как Медив с болезненным наслаждением вылил на него все свое пренебрежение его любовью лесть в чужие, совершенно не касающиеся его дела. Саргерас был рад. Слава Свету, его Хранитель при всем желании не мог бы радоваться в ответ. Лишь бесстрастно отмечать: "правильное направление".


***
Ничего не сходилось. Кадгар мог только вздыхать и вновь и вновь перебирать в голове факты. Читать фолианты, искать малейшие упоминания, похожие случаи. Но так ничего и не находить.
Мысли, впрочем, были далеки от обычной погруженности в материал, и юноше оставалось лишь надеяться, что в этом все и дело. Что он просто что-то упускал, вынужденный постоянно одергивать мысли от притягательного, манящего образа, его главной загадки, его учителя, не дающего спать по ночам всеми доступными способами, кажется, совершенно не заботясь о работоспособности своего ученика. Это сводило с ума, но... Кадгар до боли закусил губу, размышляя, во что превращается. Медиву-то явно было все равно, игра, лестно-приятная, но игра, надоест и выбросит, начнет снова, попробует еще что-то, еще... кого-то. Не зря же он не открывается ему ни на грамм, даже больше - казалось, Страж вовсе от него закрылся наглухо, обнулив даже то зародившееся доверие, что успело появиться. И юный маг бесился от бессилия. От невозможности сконцентрироваться. От тотального непонимания.
Листы писем и собственных пометок испуганно и громко зашипели, потревоженные резким взмахом руки, и тихим, струящимся шелестом потекли на пол, утягивая друг друга. Не складывалось ничего! Орки эти, будь они неладны. Медив. Орки... И Медив.
Тишина библиотеки, обычно столь успокаивающая и родная, впервые казалась мертвой и давящей. Мальчик, сидящий за своим столом, беспокойно и потерянно скользил глазами по только что собственноручно устроенному беспорядку. Он хотел помочь. Хотел понять, почему же Хранитель не обращает на столь явную угрозу миру внимания. Хотел хотя бы понять, что это за угроза! А в итоге запутался, словно беспомощный мотылек в липких нитях безжалостной паутины.
Парень поднялся, со вздохом склоняясь и принимаясь собирать упавшие листы, механически раскладывая их в две стопочки - орки, Медив, орки, Медив. Окончательно выматываясь в попытках сконцентрироваться на очередной книге, Кадгар рисовал своего учителя. Руку с черным пером, мантию, точеный профиль - выходило, конечно, хуже оригинала, но натренированные начертанием рун, магических кругов и зарисовками растений и существ, все же передавали достаточно схожести, даже по памяти. Острая бородка, черные ногти, изящная вышивка... Юноша на секунду замер и зарделся, торопливо скрывая очередной набросок другими листами. Оголенный торс с дорожкой черных волосков, ведущей к паху, все же, совсем не то, что может помочь сконцентрироваться. Свет, сколько же он этих набросков сделал?.. По хорошему, сжечь бы их все, устраняя улики собственной беспомощности и одержимости. Пальцы слегка подрагивают, готовые сложиться в нужный пасс, но так и не решаются, и Кадгар лишь убирает листы вглубь стола, закрывая свидетельства своих чувств. Вот найдет маг себе нового ученика, пусть тот отыщет и... Мысли о каком-нибудь другом незадачливом молодом чародее, попавшем в Каражан и откопавшем его сокровища, почему-то развеселила, и так, что мальчик даже тихонько прыснул от смеха, слегка расслабляясь. Ирония всегда действовала отрезвляюще.
Оставшиеся на столе письма и исписанные листы мигом вновь напомнили о проблеме, которая по всей логике должна была быть главной. Ну, сразу после учебы, но уроки Страж пока вовсе забросил, поглощенный чем-то своим. Кадгар снова покусал губу, уже задумчиво, и сел обратно в кресло, пользуясь случаем попытавшись заново, без былой напряженности обмозговать эти странные, беспричинные нападения, сотрясавшие Штормград. Если отбросить все его сомнения в собственной адекватности, все нервы последних недель, что останется?.. Болота Печали, конечно, были очень слабо исследованы. Но какова вероятность того, что там скрывалось целое племя совершенно неизвестных никому существ?.. Столь агрессивных и столь многочисленных, судя по все новым нападениям. Вероятность была нулевой. Значит, эти самые орки каким-то образом появлялись откуда-то еще, и варианта тут было два - они приходили откуда-то, по странной логике выбрав болота плацдармом для наступления, либо их призывали откуда-то, как тех демонов, о которых даже говорить-то в Даларане запрещалось. В первую версию, хоть и более земную, верилось с огромным трудом. Скорее Кадгар поставил бы на то, что далеко не все знает о магии призыва, и поэтому то, что он не может вообразить себе способ призвать целую армию - не значит, что такого способа не существует. Вот только... Откуда бы они не были призваны, что за магия для этого бы не использовалась, энергии это требовало просто прорву. Призывать должен был какой-то культ, столь мощный, что мог бы, пожалуй, потягаться со Стражем. Неужели кто-то мог скрыться от пристального взгляда Кирин-Тора, увести такую силу от взора даларанского ока? Это ведь...
- Кадгар.
Мысли оборвались, сметенные спокойным голосом Стража. Он стоял в проеме двери, убрав руки в широкие рукава мантии, безучастно наблюдая за своим учеником в естественной среде обитания. Тот успел лишь открыть рот, слегка испуганный внезапным нарушением одиночества и собственной невнимательностью. Хотя, кто знает, Медив мог и просто материализоваться там секундой ранее, тогда и ругать себя за рассеянность нечего.
- Идем. Хватит прохлаждаться. Я подготовил для тебя кое-что.
Голос хозяина башни был полон столькими оттенками, что Кадгар замер на секунду, впитывая их все, и лишь потом поспешил следом за старшим магом. Голос напомнил ему о их первой встрече, о их разговорах перед камином, открывающих юному чародею тайны вселенной и самой Арканы, о том, что так поразило его, в самое сердце, с самых первых слов. Слова полнились той самой энергией - силы, предвкушения, красивой, страстной жадности, к тайнам, к знанию, пониманию, новым вызовам. Той, что так привлекла, так зацепила, что была так притягательна, словно огонь, такой же, что горел и в самом мальчика, но куда больше - костер по сравнению со свечкой. Но теперь эта энергия словно билась в клетке. Лилась сквозь прутья, озаряла, но все же оставалась на месте, скованная и зажатая.
Кадгар спешил вслед за своим учителем, поднимаясь по ступеням все выше и выше, беспокойно наблюдая за ним и с легким трепетом предвкушая - что же приготовил ему Медив? Быть может, они снова куда-то полетят? Может, он что-нибудь ему расскажет? Он успел соскучиться по их урокам, пусть даже теперь мысли рядом с великим магом уплывали совсем далеко от академических занятий. Но все же он хотел, очень хотел бы снова просто поболтать, снова открыть для себя что-то поразительное и новое, не из бездушных книг, а пропущенное сквозь призму восприятия учителя, расщепленное на составляющие, заигравшее новыми красками, которых Кадгар не заметил бы ни с первого, ни со второго, ни с десятого раза. Мальчик закусил губу от разрывающих грудь желаний, радуясь, что долгий, утомительный подъем отнимал слишком много сил и оттягивал внимание на себя, хотя бы немного. Он не шептал заклинаний выносливости или прилива сил, шагал по ступеням деревенеющими ногами, едва поспевая за старшим магом и делая вид, что сердце колотится просто от усталости.
Площадка на самом верху башни встретила их холодным ветром. Грифонов и Мороуза поблизости не было, и значит Медив позвал его сюда совсем не чтобы отправиться куда-то еще. Но тогда зачем?.. Кадгар, не удержавшись, подошел к краю ничем не огороженной площадки и глянул вниз, пользуясь случаем, в который раз благоговейно оценивая высоту Каражана.
- Подойди, мальчик.
Медив остановился чуть в стороне, тоже на краю, осматривая что-то внизу и протянув в сторону ученика руку, словно собираясь взять его за плечо. Юноша послушно приблизился, ближе, и еще немного, видя, что маг все еще ждет, почти упираясь грудью в его руку и заинтересованно замирая. Кисть чародея дрогнула, словно он вспомнил, что не один, он повернулся, наконец отрывая взгляд от бездны, посмотрел прямо в глаза своего ученика - цепко, пытливо, почти как раньше, и коснулся его лба пальцами. Кадгар успел закусить губу и даже чуть дернуться, и опасения подтвердились - голову прошило болью, уже знакомой, но от того не менее режущей, мутящей взор, до болезненного стона, вырвавшегося из губ, когда Кадгар согнулся, обхватив голову обеими руками. Свет... А он надеялся, что учитель с ним поговорит... Внутри вместе с болью всколыхнулась какая-то детская обида, до навернувшихся на глаза слез. Мир слегка плыл, теперь затуманенный еще и незваной влагой, застилавшей взор, и юноша, слегка запоздало понимая, что не хватало еще брякнуться в обморок и прямо с края площадки, потянулся, ухватился за все еще близкую руку Медива, потянулся, хватаясь за его тепло, собираясь уткнуться носом в его грудь и пусть делает, что хочет...
И Страж сделал. Рука, упершаяся в грудь мальчика, толкнула назад, заставляя того мгновенно, неосознанно похолодеть, уцепиться пальцами за чужой рукав, краем сознания понимая, что руки скользят, и ухватиться не за что, и Медив, его учитель, его пример и объект ночных грез, смотрит на него непроницаемо, словно скрывшись за маской, опять, вновь, и время, так услужливо замершее на несколько мгновений, позволяет пронизанному адреналином мозгу запомнить каждую деталь, каждую морщинку на лице мага, прежде чем парень рухнет вниз, утянутый бессердечным весом, все еще холодеющий, силящийся вдохнуть, развернуться, уцепить хоть одну мысль, хоть одно заклинание...

"Как трогательно."
Да-а, очень.
Распахнутые голубые глаза, еще секунду назад такие доверчивые, а теперь пронзенные болью, страхом и непониманием. Конечно же, даже Саргерас отвлекся от остальных своих дел, чтобы насладиться зрелищем. А Медив, уставший, готовый сдаться, впитывал - то, как мальчик судорожно пытался ухватиться за него, то, как соскользнули с каменного края карниза его сапоги, то, как в его зрачках под жалобно и испуганно вздернутыми бровями отразилась обида, укор, понимание, разочарование, все вместе, вырвавшись наружу вместе с его вспыхнувшей от страха магией.
Он не разбился, конечно. Он не разбился бы, даже не сумев совладать со вновь вбитыми силком знаниями. Но совладал, расправил крылья, затрепыхался в воздухе с отчаянным криком, теперь уже совсем не человеческим, и маг, стоящий на краю обрыва, отпустил нити оберегающего заклинания, столь тонкого, что заметить можно было лишь попав в него, словно паутинка, натянутая меж ветвей темного леса.
Крик гортанный, раскатистый, резкий. Почему же тоже ворон?.. Заклинание, которое Медив любовно составлял для себя, не было завязано на определенную птицу. Для него ворон был... чем-то правильным, но Кадгар? Он ни разу не видел его в форме ворона, не мог просто повторить. Верный... Маг расслабился, окутываясь дымом и в свою очередь оборачиваясь птицей, спрыгивая с открытой площадки, расправляя крылья уже в падении, не полностью, лишь немного тормозя, спускаясь быстро, до встрепенувшегося сердца, почти догоняя, вцепляясь когтями в ветку дерева неподалеку от того места, где едва не повис на такой же ветке Кадгар, опустивший шокировано крылья, широко распахнувший клюв, подрагивающий слегка и хлопающий необычно светлыми для ворона бусинками глаз, потрясенно осматриваясь. Ладно, молодой еще совсем, пусть ворон, десять раз все еще изменится. Медив расправил крылья, перелетая поближе, и второй ворон дернулся, отпрыгнул неуклюже, почти прижимаясь к стволу дерева и отворачиваясь - обиженно, склоняя голову - испуганно и недоверчиво. Но старшему ворону было не до осторожности. Он и без того сделал уже все... Он подошел, трогая клювом перья на шее ученика, осторожно ущипнул, вызвав новый прыжок, почти на месте, тихое, жалобное скрипучее ворчание. Страж не собирался отступать, в форме птицы вообще все было как-то легче, даже игнорировать чужой голос в голове, шипящий, недовольный, что он открывает кому-то свои секреты, но все же сдержанный их негласным договором. Кадгар - неприкасаем. Слегка более массивный ворон совсем прижал второго к стволу, провел черным клювом по топорщащимся перышкам под клювом ученика, чувствуя его неспокойное дыхание и пульс маленького сердца, почесал ласково возле уха, положил спокойно голову на его спину, замирая, даже глаза прикрывая, на минутку, так приятно, так удивительно убаюканный произошедшим. Что бы не шептал ему Саргерас, что бы не говорил ему опыт, он был не один. Пусть ему не суждено было испробовать этого в должной мере. Пусть он сам делал все, чтобы так и было. Но Кадгар... все же был. И этого постепенно становилось достаточно.

URL
Комментарии
2016-08-14 в 22:32 

Dirionaro
ar sindanóriello caita mornië i falmalinnar imbë met
О, боги! Милорд, это просто восхитительно, что бы Вы там не говорили. Я читала просто взахлеб, огрызаясь на все попытки отодрать меня от написанного. То, как переданы характеры меня просто потрясает, все эти мысли, переживания - это так красиво и естественно, что просто начинаешь переживать вместе с персонажами. Одержимый Медив - выше всяких похвал, такое обреченное опустошение и желание просто получить хоть немного тепла напоследок заставляют совместно с магом захлебываться в подобной горечи и идти искать экзорцизмы для Саргераса, дабы потолковать с ним вдумчиво и аргументировано *поигрывает клинком*
Кадгар - мелкий поганец и манипулятор, прекрасно объясняющий откуда взялась такая заноза в заднице старого зеленомордого чернокнижника в "Гробнице" :shuffle2: впрочем, для Стража - это верная, влюбленная прелесть, которая самого Саргераса в узел завяжет *пометка - посоветовать Кадгару техники швыряния в ломания рук и роняния превосходящего противника одной левой*
За Лотара, сначала ох..фигевшего, потом едва отошедшего - отдельное спасибо ) Как и за Кадгара, мелкого манипулятора и профессионального игрока на палладинских нервах. *обернулась кошкой и нарезает круги вокруг мага, громко мурлыча от удовольствия..и вообще, вдруг на ручки возьмут, погладят-почухают?*

2016-08-14 в 23:35 

Медив
Dirionaro,
О, спасибо, Нарья! Это очень приятно. Но пишется как-то очень сложно, надо бы заканчивать уже этот фик, но... Как-то не страдается. А если страдается - хочется закрыться куда-нибудь в одиночестве, а кругом работа, друзья...
А терпение у верной влюбленной прелести тоже не вечное) Обидится, надуется... *вздохнул* Сложноватый фик. Мой мозг отказывается продумывать его туда, откуда не сбежишь.
*протянул руку и погладил устало, с легкой улыбкой* Каражанский друид) Леди, а что вы за вторую профессию себе взяли?

URL
2016-08-14 в 23:51 

Dirionaro
ar sindanóriello caita mornië i falmalinnar imbë met
Медив, Бывает, милорд. Тоже лежат работы которые ну никак закончить не получается. Но Медив... Похоже, просто задело за живое и пройденное, подобная обреченность просто заставляет лихорадочно метаться в поисках решения и помощи... Прекрасно получается, буду ждать окончания сколько угодно... И рисовать рогатых Кадгаров, дабы дразниться и пинать милордово вдохновение ))
*выгнулась, подставляя спину, мурлыкнула* каражанский друид - вид раритетный, со мной надо бережно... а то получится нолдорский друид *ткнулась носом в ладонь, поглядывает на мага глазами мокрого котенка* Начертание, милорд, задолбала рогатая форма, всем покататься надо...

2016-08-15 в 02:40 

Кадгар
ah, magic
Ну, я все же не удержался. Не буду подробно расписывать (хотя хотелось бы, есть некоторые предложения и обороты, которые прям... ух!..), но вот пара моментов меня цепанула очень глубоко за душу.

читать дальше

2016-08-15 в 09:40 

LazyRay
Заслуженная няня
Медив, о, ещё немного радости!
Вот на первый взгляд посмотришь на Башню, вроде всё в порядке. Мороуз копошится по делам (и старательно не смотрит, куда ему не стоит), ученик учится, учитель тоже чем-то занят... А на деле какой-то пир во время чумы, причем половина даже не знает об этом.
Они почти забросили дела. На время.
Кадгар был близок к блаженству. Медив стоял на краю безумства. Саргерас довольно улыбался внутри. Каражан перебирал свои видения.

Превращение тоже чудесно, но ты и так знаешь :)
Обидели ребёнка, напугали. Как же он жался от Медива, бедный.

2016-08-15 в 15:19 

Медив
Dirionaro,
Да-а. И нет-нет, рогатые Кадгары тут не помогут!! *представляет эдакий кошмар Медива*
Слушай, а что у друидов за звездная такая штука, когда они как призраки во всех формах?

Кадгар,
Ах, ну конечно)
читать дальше

LazyRay,
Да, там сразу две чумы. У меня и от книги такое впечатление осталось. Орки же, война, а Страж не чешется. Чешется, но как-то... Вот вам и упертый-целеустремленный Кадгар. Тоже ведь встрепыхнулся, только когда демон чуть жопу ему не отъел, закрывал глаза на все-все до последнего, жмурился буквально. Вот так вот и закаляет понимание, что слепое доверие и уважение до добра не доводят.
Обидели ребёнка, напугали. Как же он жался от Медива, бедный.
*доволен* Да-а)

URL
2016-08-15 в 16:04 

Dirionaro
ar sindanóriello caita mornië i falmalinnar imbë met
Медив, хвостатый Кадгар? *представила недавно виденную верховную ехидину с кошачьими ушами и хвостом*
О... Я тоже не в курсе. Раньше - не было, но, может быть, узнаю, когда подрасту ))

2016-08-15 в 18:05 

LazyRay
Заслуженная няня
Dirionaro, ну точно, раньше символ, кажется, был на эту прозрачность вместо формы совуха, а сейчас два не знаю как.

2016-08-15 в 23:08 

Ох, как дитя малое радуюсь. Пора взрослеть.) Прекрасно написано.

2016-08-15 в 23:36 

Медив
Krovopiyza,
Разве радость - это плохо?)
Спасибо! Очень приятно слышать.

URL
2016-08-15 в 23:36 

Медив
Krovopiyza,
Разве радость - это плохо?)
Спасибо! Очень приятно слышать.

URL
2016-08-16 в 21:48 

Медив, радость - это чудесно.))) Так что радуйте нас почаще, почтенный маг, своими работами.

2016-08-18 в 09:17 

Белочь
Медив выглядит очень безжизненно, не в плане "плохо выписан", тут, по традиции, все шикарно, а в плане неимения собственной жизни, что, в принципе, неоднократно подчеркивается. Исследования, которые ему позволили сделать, человек, которого ему милостиво позволяют любить.
Жизнь с кандалам. Через прутья клетки, куда его загнал демон, с трудом (потому что основной фон это Саргерас) проглядывается настоящий Хранитель со своим характером, интересами и чувствами. Мне интересно, когда демон уйдет и Страж останется сам с собой, не обалдеет ли он от обилия "можно" и бесконечного "я"? Не отломится ли шифер у человека, которого все годы держали на личностном голодном пайке? В каноне эту проблему решили просто, мертвецу психиатр не нужен, вот вам эхо Медива, наслаждайтесь.
Не надо убивать воронушку! как он в живом состоянии распонятит себя, после того, как всю жизнь его таскали, словно шарик на веревочке? Сам собой морально-нравственный ориентир наметится, "хранительское" по волшебству очистится от "демонического"?
"Его" тянулось, в лучшем случае, лет до 14, и то, в лет 14 демон,конечно, затихарился, но это не значит, что его не было. Юношеский максимализм и прочие явления переходного возраста, это так вкусно. Неизвестно, сколько дряни Саргерас нашептал ребенку, благо даже напрягаться особенно не нужно. Медив, конечно, сильный, но была бы у него установка "это демон, его не слушать", была бы совершенно иная история, а тут несправедливый мир и потаенные мысли вполне могут перекликаться с идеями Саргераса.

2016-08-19 в 15:39 

Белочь
ну и раз пошла такая пьянка и белки появилось немного времени, продолжаю пляску с бубном вокруг вкусного кусочка
Медив. Орки... И Медив.
С логикой и интуицией у Кадгара явно все в порядке, жаль, что оба явления впадают в кому, не решаясь признать рыцаря без белого коня ходячим всадником апокалипсиса. Смотреть и умиляться, умиляться и смотреть. Думаю, демон если и ожидал угрозу от кого-либо, максимум, от Медива, а что воробушек Верный ему голову снесет, это сюрприз в честь дооткрытия партала
и я его понимаю! Ходил такой гарант безопасности, терпел все выбрыки любимого учителя, из башни упорно не съезжал и любил неимоверно. Интересно, Саргерасу завидно или по боку? Понимаю, у демонов типа нет сентиментальных слабостей, но тут не грех и позавидовать. Демон так подначивает Медива, такой сарказм, выезжающий за рамки неотблескиваемой власти и шифровки под личность Хранителя...
Но я буду думать, что это камень преткновения, катализатор первого серьезного конфликта, а сам по себе Кадгар ему как таракан для тапка. По крайней мере, до ближайшей перемены ролей, когда тараканом станет уже сам демон

   

Башня над смайликом

главная